Борец с ВИЧ-отрицанием / Главная / Стоп СПИД-диссидент

Борец с ВИЧ-отрицанием

Поделиться:

2018-08-11 08:45:00

Работа

— Расскажите о том, чем вы занимаетесь.
— Мы стараемся посильно противостоять ложной информации о ВИЧ-инфекции. У ВИЧ-отрицателей образовались социальные группы, где они делятся «опытом», умалчивая о судьбах погибших. Этот пробел информации мы стараемся заполнить и одновременно стараемся повлиять на выбор людей, которые попали в данные группы: им зачастую грозит смертельная опасность.

— Как вы пришли к этому? Какие мотивы вами движут?
— Как и у большинства людей, которые связаны с темой ВИЧ, у меня был личный контакт с данной проблемой. Я знаю, с какими трудностями сталкивается человек, который получает этот диагноз. Это вполне можно назвать помощью людям. Если смотреть в начало: разобравшись со «своим», я увидел воочию действия ВИЧ-отрицателей в сети. У меня вызвало огромное удивление, что существуют люди, которые намеренно искажают информацию о болезни, и еще большее удивление вызвал ряд смертей в этих сообществах, в т. ч., на то время, одна детская. Пройти мимо я не смог и присоединился к команде нашей группы.

— А каковы мотивы ВИЧ-отрицателей, их цель? Это страх перед диагнозом, какой-то заговор или же банальная невежественность? Заговор или тупость?
— Состав у ВИЧ-отрицателей очень разнится. Самый обычный средний мотив — это человек, который получил данный диагноз, но впервые столкнулся с информацией о нем в интернете. Здесь зерна от плевел отделить достаточно сложно.

Группы отрицания легко доступны, у них радушный прием новичков, убеждения в безопасности — и человек, который с диагнозом еще не ужился, вполне может войти в эти сообщества.

ВИЧ-отрицательные тоже бывают увлечены этой темой. Теории заговора очень распространены, и это — одна из них. Человек просто может быть подвержен конспирологическим выкладкам. На Западе, где отрицание зародилось, оно имело вполне себе финансовый интерес: иски к медикам, правовые лазейки при обвинениях в заражении, финансирование организаций различными инвесторами, которым эта тема понравилась. У нас же отрицатели редко связаны с некими прибылями, хотя есть вполне заинтересованные лица — гомеопаты; другая альтернативная медицина пользуется данной темой для создания имиджа и противопоставления медицине. Есть и «целители ВИЧ» — они тоже активно пользуются отрицательской макулатурой.

— Печально известная Ольга Ковех (одна из наиболее известных ВИЧ-диссидентов) ведь бывший медик. Как вы считаете, в чём её интерес? Деньги или же повальное увлечение теорией заговора?
— Ольга, помимо ВИЧ-отрицания, еще и антипрививочница. Налицо ее полное непонимание интернета, как ужасного источника информации. У меня сложилось впечатление, что любой текст с монитора Ольга уравнивает с книгами, по которым она училась. На ее стене ВК не только ВИЧ попадает под сомнение, но и таблица Менделеева неверна, прививки опасны. Ольга сомневалась в эпидемиях чумы, а грипп для нее — продукт США. Я уверен, что во время своих активных консультаций всё было на вольных началах и бесплатно. Просто некому было ей платить за деятельность. Если с точки зрения медицины — она всю жизнь работала на «сортирующей» позиции — первичные осмотры и вызов скорой в случае чего-либо более серьезного. Можно предположить, что ее нереализованность и оторванность от реальной практики вылилась в такую вот альтернативную Ковех, которая возглавляет целое движение и таким образом реализуется. И я полагаю, что кто-то из ее близких столкнулся лично с ВИЧ. Возможно, со временем мы узнаем, кто именно.

Умение убеждать

— Откуда ваша осведомленность в вопросе? Имеете ли медицинское образование или читаете специализированную литературу?
— Во-первых, позволяет образование, во-вторых, у меня постоянный интерес к новостям из сферы. Я часто перевожу и адаптирую материалы для группы, приходится глубоко погружаться.

— Вы занимаетесь только публикацией материалов и различными «расследованиями» или же общаетесь с ВИЧ-диссидентами? Пытаетесь ли переубедить, или же это бесполезное и неблагодарное дело?
— Лично я редко общаюсь, т. к. в личном общении с ними практически не бывает настоящего диалога. Ранее моих попыток было очень много, но 95% из них ни к чему не приводили. Тем не менее другие администраторы и даже обычные подписчики всегда стараются писать отрицателям, аргументировать, давать ответы на их вопросы. Мы ведем и список «бывших отрицателей», т. е. разочаровавшихся во взглядах — и в этом много наших совместных усилий.

Если человек недавно начал интересоваться этой темой —переубедить его порой получается.

У отрицателей множество противоречий, лжи, передергиваний, на которые непредвзятый человек легко обратит внимание при наводке. А если залпом читать только их точку зрения, принять ее — любые аргументы со стороны уже не будут восприниматься.

— А общались ли вы или ваши коллеги с ними вживую? Устраивали ли какие-либо встречи?
— Конечно. Вживую эти люди обычно не похожи на свой образ в интернете. Они склонны жаловаться. Их статус им явно очень неприятен. Они могут и устраивать истерики, например, у врача. Обычно все отрицатели отрицают и свою причастность к любым последствиям. Голова у всех своя, в этом они правы. Но вещать об отрицании ВИЧ, организовывать собрания, переводы материалов, даже предоставлять самопальную «юридическую поддержку», а потом умывать руки — это у них в порядке вещей.

— Были ли в вашем общении или у ваших коллег особые случаи? Сильно неприятные, может, забавные, интересные или те, которые тронули до глубины души?
— Скажу примитивно: каждый случай смерти по-своему особый. Особенно если речь о ребенке. В 2014 году мы, тогда еще группой численностью менее 1000 человек, беспомощно наблюдали за смертью Данила Старцева, отчим которого администрировал группу отрицателей и выкладывал «отчеты» чуть ли не ежедневно (есть видео об этой истории). 2015, 2016, 2018 — смерти Софьи Кузьминой и двоих ее детей. Софья — рекордсменка по количеству сообщений в группах отрицателей, отличалась неуязвимостью к правоохранительным органам. 2015 — смерть Алсу Долговой и ее ребенка в семье врача. 2016 — нами найдены погибшие Егоров с женой, заразившие двух детей (дети на лечении у бабушки).

Егоров собирал «славянские» тренажеры и пропагандировал альтернативную медицину, подхватив и ВИЧ-отрицание.

Таня и Лиза Жуковы, снявшиеся в отрицательском немецком фильме. Образ счастливой семьи без лекарств еще ходит по видеохостингам, а на деле Лиза в окружении админки отрицателей чуть не умерла от СПИДа в 2013 году, но врачи в итоге смогли ее вытащить (Ковех, привет, главное звено в этой истории). Из групп они пропали, хотя были локальными звездами. А мама ее ослепла пару лет назад, что бывает при СПИДе. Наверное, это самые отпечатанные в памяти имена.

Забавного в теме, вы сами понимаете, мало. Но мы много смеялись с выступлений отрицателей на ТВ. Отрицатель без бумажки рассказывает натуральные анекдоты для хоть немного разбирающегося человека.

— Доводите ли такие сведения до органов? И получается ли повлиять на таких людей с помощью органов? Удавалось ли спасти детей от родителей-отрицателей?
— Мы всегда оповещали опеку и/или правоохранительные органы о найденных случаях. Но информация о судах всплывала редко. И обычно отрицатели выходили сухими из воды. Все зависит от компетенции всех участников «системы»: юристов и врачей СПИД-центра, органов опеки и суда.

СПИД-центр, который обладает реальной информацией о состоянии ребенка, не может передать эту информацию прямо в органы опеки, т. к. ВИЧ-статус охраняется врачебной тайной. Сообщить такую информацию СЦ может только в полицию или прокуратуру. Это усложняет процесс рассмотрения ситуации. Для суда обычно нужна угроза состоянию ребенка. Если ребенок не имеет проявлений болезни, хотя иммунитет у него уже сильно поражен, суд может счесть действия родителей законными. Тем не менее, сегодня мы уже наблюдаем суды о лишении родительских прав в случае, если показанное лечение не применяется. Практика эта наносит вред самому ребенку, ведь он изымается из семьи. Мы выступаем за введение патронажа и сопровождения таких семей без изъятия. Но если ставить во главу угла только жизнь ребенка — изъятие сохранит жизнь, если все не трагически запущено. Повлиять же на профилактику при беременности, чтобы ребенок не получил ВИЧ, юридически невозможно, т. к. плод субъектом права не является. А взрослый человек волен убивать себя так, как ему вздумается. Тут помешать никто не может.

Одного отрицателя я посадил в тюрьму, он с ВИЧ-статусом переспал с 14-летней девочкой (две статьи УК).

— Многих ли вам удалось убедить? Тяжело ли достучаться до таких людей?
— Если говорить про идейных отрицателей, у нас в списке «бывшие ВИЧ-отрицатели» 26 лиц, а погибших — 92. Переубеждение конспирологов в принципе дело сложное. А если у конспиролога есть психическое заболевание, то без медикаментов и невыполнимое. Но нам часто пишут слова благодарности за само существование нашей группы, предоставленную информацию. Поэтому мы можем сказать, что помогли многим людям.

— В интернете много историй про то, как человек, узнавший о диагнозе, начинает специально заражать других людей. Сталкивались ли вы с такими случаями? И можно ли предположить, что среди ВИЧ-диссидентов есть те, кто стали ими ради этой цели, то есть они верят в существование ВИЧ, но других в этом переубеждают, чтобы люди не лечились и умирали?
— Намеренное заражение обычно присуще тем, кто в ВИЧ не сомневается. Такие случаи бывают, но крайне редко, да и за такое действие полагается уголовная ответственность. По поводу намеренного убийства через отрицание — это, скорее, сюжет для сериала «Метод». Скажем так, это не исключено.

Личное

— Вы просили избегать личных вопросов, но на один такой вопрос вы сами меня натолкнули. Вы сказали, что лично столкнулись с проблемой; скажите, вы или кто-либо из ваших родственников/друзей являетесь ВИЧ-положительным?
—Я бы предпочел прямо не указывать статус, если возможно.

— Сколько вам лет?
— Мне около 30 лет.

— Можете назвать вашу профессию?
— Род занятий я резко менял; сейчас это — информационные технологии.

Болезнь

— Насколько я понимаю, вы хорошо осведомлены об этой болезни. Можете дать какую-либо информацию, которой не найдешь в сети, о ней? Какие-либо мифы, разоблачения, может, предостережения.
— Топ-5, которые пришли в голову:

1) Сейчас ВИЧ концентрируется в популяции возрастом 30-40 лет.

Каждый 30-й мужчина России в возрасте 30-35 лет — заражен.

Молодежь более осведомлена о контрацепции; снижается уровень абортов. Все это взаимосвязано, и очевидно, что профилактикой для людей после 30 нужно заниматься больше, и сейчас предупреждать должны молодые взрослых.

2) ВИЧ слабозаразный. Но есть много «НО». Заражение гетеросексуальным путем в среднем — 1 случай на 1000 сексуальных актов. Кажется, мало, но это среднее. Самая большая опасность — в сексе во время острой стадии, когда ВИЧ разворачивает действия в организме, и вирусная нагрузка (ВН) высока. Это первые месяцы от заражения. Тут проценты посчитать почти невозможно, но с такой ВН заражение почти гарантировано, в т. ч. от женщины мужчине. Далее организм вырабатывает антитела, которые подавляют вирус, ВН снижается, но убрать его из организма иммунитет не может. Тогда начинается десятилетняя война в кошки-мышки, где иммунитет практически у каждого сдаётся. Бойтесь новых партнеров и особенно бойтесь измен. И конечно же не пробуйте наркотики. А с человеком с высокой ВН в конце заболевания, на пороге СПИДа, переспать уже проблематично, хотя внешне человек может быть еще вполне здоровым.

3) «ВИЧ — не приговор». Фраза простая, но не очень популярная. Лечение есть, хоть и пожизненное. И лучше заразиться ВИЧ, чем иметь инсулинозависимый диабет. Но ее открыто стараются не пропагандировать, чтобы не допустить вольного отношения к заболеванию. Да и зависеть от обеспечения лекарствами — это вам надо?

4) ВИЧ-инфицированные не умирают от простуды или гриппа; есть популярный штамп «от любой болячки». ВИЧ-обусловленный иммунодефицит более подвержен туберкулезу, ряду типов рака, герпес-вирусам, сочетаниям с гепатитами и т. п. А тот же грипп переносится ВИЧ+ почти так же, как и здоровыми.

5) ВИЧ в 60% случаев себя вообще не проявляет внешне (острая стадия, ОС). Проверить можно только сдав анализ непосредственно на ВИЧ.

— Хотелось бы более подробно поговорить о способах заражения. Реально ли заразиться, например, через недостаточно продезинфицированный маникюрный прибор?
— Маникюр, тату, общие бритвы и стоматологи — в 99.9% случаев «причина» для отвода глаз. У многих ВИЧ+ есть «приличная» история заражения для сокрытия настоящей. Да и люди ищут пути, как они могли заразиться. Многие паникуют, многие подвержены ипохондрии. Интернет заполнен следами поиска реальных людей, отсюда создается впечатление, что так много кто заразился. Но заразиться таким способом можно только в кустарных условиях и при огромном невезении. Хотя лишний раз озаботиться о безопасности при маникюре, нанесении татуировки — это даже хорошо. Так что сей миф, наверное, полезен: все насторожены, инструменты дезинфицируют. Не только ВИЧ водится в людях. Но никто серьезно не воспринимает эти риски, и никто не обвиняет тату-салоны в эпидемии ВИЧ.

— Насколько верно то, что в последнее время пытаются доказать, что ВИЧ-инфицированные люди не опасны для окружающих? Я имею в виду различные социальные ролики про то, что этих людей не нужно бояться и избегать. В пример приведу то, что ВИЧ-инфицированный ребёнок может ходить в один детский садик со здоровыми детьми.
— Это верно, хоть вам и не нравится. Если вы с ВИЧ+ не в постели или не пользуетесь одним шприцом (НАРКОТИКИ — ЗЛО!), этот человек вам ничем не опасен. А ВИЧ+ на терапии с неопределяемой вирусной нагрузкой еще и в постели не опасен, но предупредить о статусе должен.

А всем, кто думает, что ВИЧ+ ребенок в саду представляет хоть какую-либо опасность, настоятельно рекомендую переселиться в пещеру. Этот пример про детсад надоел мне сильнее всех.

— Объясните, почему.
— Вообще, я бы сказал так: «Это ни разу не происходило, значит, этому есть много причин. Ведь вряд ли дети с ВИЧ ни разу не дрались до крови?».

ВИЧ размножается в CD4 T-лимфоцитах и мизерном количестве других тропных клеток. Он есть в крови, выделениях половых органов, грудном молоке. Обменяться чем-либо другим проблематично, например, спинномозговой жидкостью. Он не живет в слюне, желудочном соке, высохнув на целой коже. Для заражения ему нужно в кровь. Обязательно в кровь — там нужные ему клетки. Можно доставить ВИЧ в тимус, в мозг – но, если вы делаете это в быту, у меня для вас плохие новости. Вирус должен попасть в нужную клетку, прицепиться к нужным рецепторам, иначе он попросту «умрет» в крови. Для заражения их нужны тысячи.

Сложив все эти факты, вам станет понятнее: если вы привыкли рассматривать худшие сценарии — ни один ребенок в мире не заразился от другого ребенка: в драке, при укусе; ни один человек не заразился, пожав руку ВИЧ+; ни одного человека ВИЧ не одарил комар или другой кровосос.

А если вы привыкли к лучшим сценариям: 1 из 100 русских вообще не может заразиться ВИЧ, т. к. у них нет второго необходимого вирусу рецептора на лимфоцитах — CCR5.

Человечество и борьба со СПИДом

— Насколько верны наши представления о СПИДе? Поддаётся ли он лечению или всегда следует 100% смерть? Насколько он опасен? Так ли страшен черт, как его малюют?
— Наши представления с большой долей вероятности верны там, где было внимание исследователя. ВИЧ часто называют самым изученным вирусом на сегодня, и это — чистая правда.

Медицина, говоря что-то вроде «сердце слева», всегда ориентируется на средние значения. Мы утверждаем, что сердце слева, несмотря на то, что есть люди с зеркальным расположением органов. Так и здесь — говоря, что ВИЧ непременно ведет к заражению и СПИДу, мы говорим «в среднем». 
Мы обладаем уже двумя десятками различных препаратов для лечения ВИЧ. Они принимаются схемами по три препарата — к одному или двум вирус быстро вырабатывает устойчивость, и препарат становится бесполезным. Терапию начинают по международным рекомендациям сразу после установления диагноза. Излечить вирус мы не можем: он прячется в зараженных долгоживущих клетках и может из них размножаться. Для иммунитета такая клетка здорова, и некому ее ликвидировать. Ровно так же, как прячется герпес-вирус третьего типа, никогда не уходя из организма. Ветрянка в детстве и герпес-зостер во взрослом возрасте — это один и тот же вирус, который все это время в вас жил. Так же защищается от иммунитета и ВИЧ. ВИЧ-инфекция подбрасывает нам весьма экстравагантные варианты своего течения.

1% русских полностью устойчивы к заражению ВИЧ.

Другой тип подобной мутации защищает от заражения, но не на 100%, такой вариант можно встретить у ~10% европейцев. Мы знаем десятки генетических факторов человека, которые могут как ускорить развитие СПИДа, так и замедлить. Существуют феномены нонпрогрессоров (НП) и элитных контроллеров (ЭК). Первые имеют определяемую вирусную нагрузку, но их иммунный статус не понижается. Даже через 10-20 лет инфекции. Вторые устойчиво контролируют вирус так, что его следы в крови не определяются анализами, иммунный статус не падает, но инфекция полностью не уходит, организм всегда вырабатывает против ВИЧ антитела. Увы, порой даже такие люди со временем перестают контролировать вирус.

Все это активно изучается. Одним из вариантов лечения ВИЧ — это обучение иммунной системы таким образом, как она работает у НП и ЭК, но мы пока точно не знаем, как это сделать и чем же конкретно они отличаются от «среднего» человека. Проживут ли они до глубокой старости без лечения — это покажут исследования, многие из зарегистрированных НП и ЭК «первой волны» приближаются к возрасту 55-70 лет. Опасения вызывает тот факт, что у людей старше 50 ВИЧ-инфекция развивается намного быстрее. А тот самый «средний срок» от заражения до развития СПИДа равен 11 годам. Это уготовано абсолютному большинству ВИЧ+ без лечения. Для сравнения, средний возраст смерти зарегистрированных нами покойных ВИЧ-отрицателей — 34 года.

Сам вирус за время размножения в человеке превращается в целый зоопарк подвидов. 90% из них нежизнеспособны, но путем эволюции вирус может стать как более агрессивным, что приблизит развитие СПИДа, так и менее агрессивным. Надо понимать, что «цель» по уничтожению всех восприимчивых организмов неудачна для вируса, иначе и его самого не станет. Более агрессивный вирус медленнее распространяется, т. к. быстрее убивает носителя. Все эти процессы многогранны, и никто не может сказать, как вся эта система будет вести себя дальше. Воображаемые сценарии могут быть как позитивными, например, мейнстримные штампы ВИЧ будет плохо передаваться и напоминать по воздействию герпес-вирус первого типа, либо негативными: вирус может развить устойчивость ко всем имеющимся у нас антиретровирусным препаратам, и нам попросту станет нечем его лечить. Но более вероятно то, что мейнстримный ВИЧ в принципе особо не поменяется, и наша борьба скоро закончится победой. Мы знаем о ВИЧ много, но до сих пор недостаточно, чтобы убирать его из отдельно взятого человека. Это удалось сделать лишь один раз — с использованием донорского костного мозга с той самой защитной мутацией. Выживаемость при такой операции оставляет желать лучшего.

— Как же с этим бороться?
— 1) Как бороться в общем. Как я вижу победу над ВИЧ: молодежь поголовно знает об опасности, и новые случаи исключаются. Уже заболевшие умирают от биологической старости. Мы вряд ли изобретем лечение в обозримом будущем, да и оно обещается быть весьма труднодоступным. Оспу мы тоже победили, не имея прямого лечения — лишь профилактикой. Это тема для целой монографии, но выделю основные моменты. Только несколько стран приблизились к условной цели 90-90-90 от UNAIDS (Объединённая программа Организации Объединённых Наций по ВИЧ/СПИД). Она заключается в том, что: -90% ВИЧ+ знают о диагнозе, выявлены. -90% из них принимают терапию. -90% из принимающих терапию достигли неопределяемой вирусной нагрузки. В таком состоянии человек не заразен, т. е. вирус не передается дальше, и эпидемия начинает затухать. Мы в состоянии защитить детей от передачи, поэтому все проблемы остаются у половозрелых людей. Здесь уже см. пункт 2 — будущее зависит от личной ответственности каждого.

2) Как бороться с ВИЧ в рамках отдельно взятого человека. Во-первых, не заражаться. Это самое простое. Естественно, человек никогда не должен пробовать наркотики. Ограничивать секс невозможно и не нужно, но вот средствами барьерной контрацепции можно не пользоваться, когда вы ЗАВЕДОМО знаете об отсутствии у человека ВИЧ и других заболеваний. Никакие «ценности», внешний вид, высокая культура или духовность от ВИЧ не уберегают. Разве что полное воздержание.

Когда вы спите с кем-то, вы спите сразу со всем его прошлым. А прошлое бывает неизлечимо, помните об этом.

Если вы все-таки заразились — никакой паники. Вместо СПИДа каждый ВИЧ+ уже может рассчитывать на долгую жизнь, как обычный человек. Природа этой паники идет из того времени, когда ВИЧ действительно был смертным приговором. Сейчас это не так, и эту панику необходимо подавить.

Земфире давно пора к первому декабря (День борьбы с ВИЧ/СПИДом) переписать свой хит про смерть от СПИДа: при соблюдении лечения СПИД никогда не наступит. В эпидемиологии есть любопытный коэффициент — базовое число репродукции R0. Для ветряной оспы он оценен как 8-9 — от одного заболевшего заразятся 9. По подсчету на 2014 год, R0 для ВИЧ между 3-4. Если R0>1, то вирус распространяется. Каждый ВИЧ+ в среднем привел к 3-4 новым случаям. А терапия способна снизить RO ниже единицы. В общем, есть целый ряд мер профилактики: широкий охват населения тестированием (угадайте, сколько ВИЧ-тестов проводится в год в России? Ответ будет ниже.), пропаганда безопасного секса, профилактика наркомании. Более узкие: раздача контрацептивов и обеспечение просвещения секс-работникам, замена шприцов наркоманам.

Существует упреждающий прием терапии от ВИЧ для профилактики, что эффективно в традиционных группах риска. В 50% случаев в России люди заражались через прием наркотиков. Вдумайтесь, это более полумиллиона человек. А общество и власти до сих пор считают, что эти люди — какой-то мусор, которые не существуют, и найти им шприц — значит поддерживать саму наркоманию. Но мне кажется, что у каждого наркомана, если человек ступил на этот путь, должен быть шанс остаться здоровым. Бороться же нужно не с людьми, а с проблемой. А охват тестирования в России почти 35 миллионов тестов в 2017 году на 150 млн населения. Но есть проблема в том, что эти тесты не покрывают все население, а тех, кто обращается в учреждения здравоохранения. Каждый должен понимать, что вовремя узнать свой ВИЧ-статус — значит уберечь себя от СПИДа, а своих близких — от ВИЧ.

— Как повышать грамотность среди заболевших и обычного населения? Распространение специальной литературы или помощь психологов, например, для тех, кто не хочет верить в то, что заболел.
— Грамотность — это вопрос внимания к проблеме. Очевидно, что на базовом уровне знать лучше все о себе и своем здоровье. Любое заболевание подразумевает консультации, как с ним жить. Диабетики проходят школу диабета, подобное ведение есть и в СПИД-центрах. Говоря о профилактике — людям необходимо знать, как уберечься. Об опасностях мира должны говорить родители, в школах, ВУЗах. Темой здоровья должны быть увлечены СМИ, учреждения образования. Да и каждый работодатель может купить коробку экспресс-тестов в офис и пригласить консультанта — это поможет ему сохранить здоровье ваших сотрудников и на шаг приблизиться к победе над ВИЧ. Не говоря уже о действиях на уровне государства — каждый рубль, вложенный в профилактику сегодня, сохранит государству двадцать через 10 лет. Никакому государству не нужна ситуация, где миллион работоспособных граждан может умирать в среднем в 38 лет (среднее число по РФ на 2017), если ему не предоставить препараты. Лечение, бесплатное для пациента, никогда не бывает бесплатным для государства (если это не пассы руками или гомеопатия из сахарной свеклы).

— Дайте совет или напутствие, что делать в первую очередь тем, кто узнал, что заражён.
— Если вы получили диагноз, не надо бояться. Вы получили хроническое заболевание, которые практически не повлияет на вашу жизнь. Ваше будущее в ваших руках, и всю помощь вам обеспечит государство. У вас будет или сохранится семья, у вас будут здоровые дети. Да и уровень самодисциплины, связанный с приверженностью к лечению, дает многое в жизни.

Страх — это червь, поедающий изнутри. Большинство случаев ВИЧ-отрицания связано именно со страхом, со стигмой и самостигмой. Никто не заслужил такую болезнь, и все люди могут ошибаться. По крайней мере, из всех существующих зол вам досталась понятная и простая — если вы с ней познакомитесь.

Источник: vk.com


Поделиться:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии. Войти через: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter