«Молись и не лечись». Как ВИЧ-диссиденты умирают, отрицая диагноз / Главная / Стоп СПИД-диссидент

«Молись и не лечись». Как ВИЧ-диссиденты умирают, отрицая диагноз

Поделиться:

2017-12-29 08:45:00

«Заговор политиков и фармацевтов»


На Ставрополье и на Северном Кавказе ситуация с ВИЧ и СПИД - если верить официальной статистике - выглядит лучше, чем в других регионах. Если в Иркутской области, к примеру, сейчас 33,5 тысячи больных, то в Ставропольском крае – 3,5 тысячи.

Но и здесь болезнь уносит жизни. И это несмотря на то, что современная медицина уже даёт возможность людям на терапии жить так же долго, как если бы у них не было ВИЧ, а государство берёт на себя всё лекарственное обеспечение. Казалось бы, пей таблетки и живи, работай, создавай семью.

Обычная логика перестаёт работать, когда больной попадает в сети ВИЧ-диссидентов. Или, как их ещё называют, отрицателей. Убеждения у них весьма разнообразны и нередко противоречат друг другу. Кто-то утверждает, что вируса иммунодефицита человека не существует в принципе. Другие говорят, что вирус есть, но безвредный и не имеющий отношения к СПИДу. Третьи – поклонники теории заговора политиков и фармацевтов. Отчего же тогда умирают люди? Очевидно, от таблеток - именно в этом сходятся все приверженцы ВИЧ-диссидентских идей: пить лекарства ни в коем случае нельзя.

Представьте: врач говорит человеку, что тот неизлечимо болен. Чуть прийдя в себя, пациент пытается узнать больше. Идёт в Интернет и вскоре натыкается на группу людей, рассказывающих, что ВИЧ – это миф, а лечиться не только вредно, но и кощунственно: в рядах диссидентов немало людей религиозных. Плохо себя чувствуешь? Приложи подорожник и помолись.

Жить с осознанием, что ты тяжело болен, опасен для окружающих в некоторых ситуациях, и надо всю жизнь пить таблетки? Или согласиться с обитателями интернет-сообщества, что ты совершенно здоров, но стал жертвой заговора? Некоторым комфортнее второе.

Нет болезни – не нужны лекарства, не надо предохраняться, незачем лечить ребёнка. Главное, избежать контакта с докторами, не дать им взять анализы, поставить на учёт, назначить терапию. Такова позиция диссидентов.

В ленте новостей немало сообщений об уголовных делах по поводу заражения ВИЧ из разных регионов страны. Но больше пугают другие – о гибели малышей, которые унаследовали вирус иммунодефицита от мам, не верящих в него, и не получали никакого лечения.

А жили бы долго и счастливо

Больных детей в семьях ВИЧ-диссидентов законодательная база сегодня никак не защищает. Отобрать их у родителей практически невозможно. Заставить мам и пап лечить дочку или сына – тоже. И к ответственности не привлечёшь. Пока ребёнок жив.

В апреле Минздрав РФ выступил с инициативой внести в законодательство изменения, в числе которых запрет на распространение информации, отрицающей существование болезни и пропагандирующей отказ от лечения.

Ну а пока диссидентским группам в соцсетях противостоят энтузиасты. Один из пабликов, занимающихся разоблачением вредоносных идей, – «ВИЧ/СПИД-диссиденты и их дети».

«Практически у каждого из нас есть личный опыт, связанный с ВИЧ-диссидентством: кто-то сам отрицал ВИЧ как причину СПИДа, кто-то сталкивался с этим отрицанием у своих родных, близких, пациентов. И нам были понятны последствия, – говорит одна из создательниц паблика Татьяна. – ВИЧ-диссидентство всё больше захватывало информационное пространство в стране. Стали появляться первые жертвы этого явления. Но ВИЧ-диссиденты отрицали смерть своих последователей, объясняли это другими причинами, модераторы тщательно зачищали «лишнюю» информацию в своих группах. Для широкой общественности разрушительная сторона ВИЧ-диссидентской пропаганды оставалась скрытой. Поэтому четыре года назад мы создали эту группу».

По мере того как публиковалась информация о всё большем количестве умерших отрицателей, активность в ВИЧ-диссидентских группах в соцсетях снижалась.

«Остался в целом не очень многочисленный и весьма специфический контингент завсегдатаев, – продолжает Татьяна. – Можно сказать, что остались люди совсем неадекватные, поклонники конспирологии и «теорий заговора», которые не видят очевидных вещей. В частности, они не замечают того, что все умершие диссиденты проходили один и тот же путь. Положительный тест на ВИЧ, отказ от наблюдения и приёма антиретровирусных препаратов, появление характерных для последней стадии проблем со здоровьем (постоянная температура, молочница, пневмония, менингит и т.д.) и, наконец, смерть».

Истории бывших диссидентов, которые поменяли свои взгляды и получили возможность вернуться к жизни, опубликованы в паблике. В каждой – тяжелейшая драма, иногда с трагическим финалом: для детей некоторых из них неверие родителей в болезнь закончилось смертью. За четыре года участники группы «ВИЧ/СПИД-диссиденты и их дети» насчитали 87 погибших, 17 из которых дети.

Тем временем

В Чеченской Республике прокуратура потребовала возобновить уголовное дело по факту заражения ребёнка вирусом иммунодефицита человека в учреждении здравоохранения.

Дело по ч. 4 ст. 122 УК РФ (заражение ВИЧ-­инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) возбудили в январе 2016 года в Следственном управлении МВД по ЧР. Однако до конца не довели. Через некоторое время приостановили, в связи с тем что не удалось определить виновника ЧП, которого следует привлечь к уголовной ответственности.

Родственники заражённого ребёнка с таким поворотом не согласились. Дедушка пострадавшего отправился на приём к прокурору республики. Изучив обстоятельства, надзорный орган отменил постановление о приостановлении дела.

«Расследование должным образом не организовано, необходимые следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств совершённого преступления, не выполнены», – сообщает прокуратура.

Уголовное дело направлено на дополнительное следствие, ход расследования взят прокурором республики на контроль, в адрес министра внутренних дел ЧР внесено представление об устранении нарушений.

Комментарий

Клинический и судебный психолог­-эксперт Константин Небытов:

«Любой человек, когда узнаёт о тяжёлом заболевании, проходит через несколько стадий, в числе которых и отрицание. У кого­-то она оказывается краткосрочной, у кого-­то - долгосрочной, как у участников ВИЧ-диссидентских групп. Они убеждают друг друга, что ВИЧ – это миф, бизнес-­проект, заговор политиков. А сильная убеждённость меняет не только восприятие, но и мировоззрение. Фанатичная идея не подразумевает критического осмысления.

Необходимо, чтобы психотерапевтическая помощь была доступна. Потому что человек действительно оказывается в очень травмирующей ситуации. И с этой психотравмой нужно работать. Любым способом – на групповых сеансах, индивидуально, дистанционно (по Интернету или «телефону доверия»).


Точка зрения

Социолог, специалист по анализу социальных сетей Александр Гапич:

«Это довольно узкая, специфическая тема. Живых и активных групп ВИЧ-­диссидентов около 150 на весь русскоязычный сегмент. Больших – 20­25.

Люди ищут поддержку у таких же, как они, и находят. Но большинство участников подобных виртуальных групп так называемые изолянты, которые никакой активности не проявляют. А вот члены ядра группы между собой активно взаимодействуют.

Наибольшую опасность диссидентские паблики представляют для подростков и  молодёжи, настраивая не на преодоление последствий заражения, а на отрицание. Находясь в таком информационном поле, молодые люди меньше будут осознавать угрозу, которую эта болезнь несёт. Блокировка ресурсов, возможно, позволит ограничить распространение самих идей диссидентства. Но тем, кто уже заражён ими, это уже никак не поможет. Как показывает опыт, «соратники» делятся приёмами обхода блокировок в личных сообщениях».


Мнение церкви

Священник Антоний Скрынников:

«В 2005 году была принята «Концепция участия Русской православной церкви в борьбе с распространением ВИЧ/СПИДа и работе с людьми, живущими с ВИЧ/СПИДом». В документе сказано, что церковь признаёт это опасное заболевание и считает, что питательной средой распространения ВИЧ в большинстве случаев является аморальное и асоциальное поведение человека: употребление наркотиков и беспорядочные половые связи.

Люди, которые отказываются признавать ВИЧ и тем более принимать лечение, поступают так по каким-­то внутренним причинам, связанным с недостаточным уровнем знаний, или из­-за страха признать проблему, но никак не по религиозным убеждениям».

 

Источник: stav.aif.ru

 

 


Поделиться:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии. Войти через: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter